ДИСЛЕКСИЯ

Дислексии, обусловливающие нарушения функций обучения

В середине 60-х годов медицинская общественность США впервые обратила внимание на диагностированные состояния, названные «дислексией» и «дислексическими нарушениями функции обучения», обусловленные, как предполагалось, поражениями головного мозга. Так, не умеющих правильно читать или писать, переставляющих слова, буквы, знаки или пропускающих целые фразы людей, относи-ли к больным, страдающим повреждением головного мозга. В качестве единственного метода лечения им предлагались лекарственные препараты так же, как и в тех случаях, при которых наблюдалось гиперактивное поведение. В течение следующего десятилетия каждого, кому ставили диагноз дислексии, ожидало достаточно мрачное будущее.

В 70 — е годы у людей, страдающих дислексией, появилась надежда в связи с новыми данными исследований головного мозга, которые отвергли теорию «повреждения» в пользу «координационной неспособности к обучению в раннем детстве». Началась поистине замечательная работа в направлении переучивания головного мозга и тела двигательным навыкам. В связи с улучшением интегрированной функции мозга, у многих маленьких учеников наблюдался ошеломляющий прогресс способностей к обучению а также способности управлять своими эмоциями.

В начале 80—х годов исследователи открыли новую теорию, объясняющую нарушения функции обучения. Они объявили, что эта проблема возникает в результате «неспособности правого и левого полушарий головного мозга к интеграции». Ин-формация о функциях правого и левого полушарий моментально достигла огромной популярности. Наконец-то враг был установлен! «Левый мозг», аналитический ученик двух полушарий, оказался виновен в блокировании святого творческого начала «правого мозга» в его способности к интегративному видению. Под лозунгом «Развивай правый мозг!» в качестве караульного оклика, началось большое движение. Ответ на дислексические нарушения функции обучения сфокусировался на сознательно управляемой активности правого полушария, на упражнениях по перекрестной координации и на позитивной поддерживающей окружающей среде, в которой следует проводить обучение с целью интеграции и уравновешивания двух полушарий мозга.

В настоящее время врачи продолжают назначать препараты типа драмамина для восстановления баланса среднего уха, устраняя, таким образом синдром укачивания, который в действительности связан с дискоординацией. Человеческий потенциал / целостный движение, по большей части, охватывает комплексный подход полушарий мозга. И почти каждый видит «значительный прогресс», достигнутый использованием их метода выбора.

Таким образом, возникает совершенно иной взгляд на дислексические нарушения функций обучения. Метод «Единый мозг» обеспечивает совершенно новый подход к определению понятия дислексии, механизмов ее развития и выявлению способов коррекции ее подлинной причины.

Каким источником мы пользовались? Любым современным руководством по анатомии, физиологии и (или) неврологии. Информация стала доступной и самоочевидной тогда, когда впервые в 1959 г. были опубликованы монографии: Артура Гайтона «Физиология организма человека»; Уайлдера Пенфилда и Лэмера Робертса «Речь и механизмы мозга». Почему медицинская общественность и Холистическое движение не восприняли очевидное совершенно нам не-понятно, ведь ответ на проблему дислексии представляется простым, как только человек поймет основные функции головного мозга.

ЧТО ТАКОЕ «ДИСЛЕКСИЯ»?

Очень редко дислексия возникает в результате истинного повреждения (разделения ткани) в головном мозге, что влияет на восприятие и понимание речи и языка. Иногда это связано с поражениями среднего уха. Зачастую главной причиной дислексии является нарушение межполушарных связей. Но почти в каждом случае «нарушения функций обучения», известные под названием «дислексия» развиваются в результате эмоционального стресса, получаемого во время обучения, стресса настолько интенсивного, что индивидуальные программы обучения оказываются как бы в «мертвой точке» из — за страха, страха боли и боли как таковой.

Подчеркнем, что дислексия, кроме тех случаев, когда она вызвана физической травмой, возникает в результате отрицания индивидумом возможности обучения в конкретной сфере жизненного опыта. Это отрицание исходит из сознательного выбора, сделанного в момент интенсивного эмоционального стресса. Это простая неврологическая функция, но совсем не «дисфункция»!

Дислексия не ограничивает жизненные возможности. Даже в тех тяжелых случа-ях, когда причиной дислексии являются клинические нарушения (физическая травма, опухоль и др.), Человеческий разум может найти путь вокруг подобных «мертвых точек восприятия». Общеизвестно, что большинство страдающих дислексией становятся удивительно творческими личностями, когда действительность диктует необходимость решать (не говоря уже скрывать) «проблему» По нашему опыту, БОЛЬШИНСТВО творческих людей страдают дислексией, знают об этом и сосредоточивают свой творческий сконцентрированный потенциал на сферах выражения, которые не затронуты именно данной «мертвой точкой».

Действительно, дислексия не блокировала писательское творчество Стефена Дж. Кэннела, или актерский потенциал Чера, которые оба более чем желают говорить о своей дислексии.

Они осознали проблему и предприняли, приложил и все усилия к тому, чтобы как-нибудь справиться с ней, что, вероятно, лучшее из того, что можно сделать.

Однако большинство людей, страдающих дислексией, не стремятся определить «в чем непорядок». Вместо этого они удовлетворяются представлением, что «я просто недостаточно хорошо читаю, поэтому я не читаю слишком много» или «у меня плохой почерк, поэтому я пользуюсь машинкой» или «я никогда не был силен в математике, поэтому мне нужен еще кто-нибудь для того, чтобы расставлять цифры. Для этого существуют бухгалтера, не так ли?»

Конечно, подобное отрицание не может исправить ситуацию. Фактически, отрицание одной проблемы является прецедентом и способствует отрицанию многих других проблем в дальнейшем. К тому же большинство людей скорее смирятся с ограничением возможностей, нежели публично признают какой-либо непорядок в организме, чтобы получить помощь, в которой они нуждаются. В неврологической системе, столь чудесной как наша, состояние ограничения возможностей (способностей) никогда не должно стать тупиком. Что ставит нас в тупик, так это эмоциональный стресс, который мы причисляем к уже «установленной проблеме».

Дело в том, что у КАЖДОГО из нас есть дислексические нарушения функции обучения. Не имеет значения, как мы читаем, понимаем, пишем или считаем. Где-то в процессе развития мы натыкаемся на «кирпичную стену» всеохватывающего эмоционального стресса и делаем ВЫБОР, быть слепым и по отношению к какой-нибудь сфере обучения. Более того, с момента, как мы отвергли возможность освоения того или иного предмета мы сделали сознательный выбор. Этот ВЫ-БОР ОТРИЦАНИЯ собственных способностей обрек нас на ежедневное запутывание «собственных следов» до тех пор, пока кто-нибудь не обнаружит, как мы стали далеки от своих лучших возможностей. Для того, чтобы очертить проблему, следует отметить, что наш ВЫБОР ОТРИЦАНИЯ был сделан так давно, что большинство из нас «не может вспомнить», когда или почему мы его сделали. Забыв (или, точнее, подавив) воспоминания о событиях, послуживших причиной, мы чувствуем себя, беспомощными изменить их влияние в настоящее время.

Итак, в основе дислексии лежит страх, боль или страх боли, которые заставили нас в прошлом вычеркнуть возможность обучения и сформировали систему убеждений (самооценку), продолжающую поддерживать такое мнение о себе в настоящем времени.

Система Единого мозга рассеивает дислексическое слияние

Вызванная эмоциями блокада восприятия подобна процессу слияния (спайки) двух элементов под влиянием высокой температуры, вызывающему потерю большой части индивидуальной природы самих элементов. В «пылу сильной эмоции», в частности, страха, боли или страха боли, мы соединяем способность организма воспринимать с нашей неспособностью «выживать» в той или иной ситуации и мы выбираем слепоту по отношению к вызвавшему фактору: «только бы не испытывать больше никакой боли». Поскольку подобное слияние произошло в прошлом, необходимо найти способ привести в состояние готовности нейроны памяти, которые «были возбуждены» в тот момент, и устранить отрицательный эмоциональный заряд, ими поддерживаемый.

Без устранения причин, лежащих в прошлом, коррекция, произведенная в настоящем, действует непродолжительно, до появления следующего подобного стрессора.

Система ЕДИНОГО МОЗГА непосредственно взаимодействует как с нейронами, готовыми к действиям в настоящем, так и с нейронами, хранящими память о прошлом. Такое непосредственное взаимодействие направлено на то, чтобы освободить будущее от отрицательного эмоционального заряда, который блокирует восприятие. Мы, таким образом, устанавливаем истинную природ у блокады, которая существует в настоящем. Это автоматически закрепляет все связанные типы памяти из прошлого. Возвращение по возрасту позволяет затем определить, когда хронологически мы соединили воедино отрицательный эмоциональный заряд и проблему восприятия. Используя навыки рассеивания ЕДИНОГО МОЗГА, мы удаляем Негативный Эмоциональный Заряд от прошлого, который (в свою очередь) освобождает усиленное восприятие в настоящее время «прямо сейчас», используя те же природные неврологические процессы, которые сначала казались нам «странными».

Мы также проверяем фактор мотивации, чтобы выяснить, есть ли у человека стремление внести изменения и различные ВЫБОРЫ к обучению. Мы называем это Положительный Эмоциональный Заряд.

Неврологические методы работы дислексии

Следует снова подчеркнуть , что дислексия может развиваться в результате повреждения ткани головного мозга, патологии внутреннего уха или (что встречается чаще всего) вследствие какой—либо формы нарушения межполушарной связи. Однако почти всегда дислексия возникает по причине нарушения связи между передним и задним отделами только Доминирующего полушария. Реагируя на Негативный Эмоциональный Заряд, Доминирующее полушарие прекращает свою полную, сбалансированную деятельность, заменяя ее стремлением к физическому (эмоциональному) выживанию, что приводит к минимальному функциональному использованию возможностей головного мозга.

Механизм реализации дислексии находится в Общей зоне интеграции Доминирующего полушария, которое способно прекратить как функции своего собственного переднего отдел а, так и функцию Альтернативного полушария. И поскольку этот процесс перестройки может происходить только в Доминирующем полушарии, логично сделать вывод, что дислексические мертвые точки создаются и поддерживаются именно в этом полушарии.

Понимание МЕХАНИЗМА функций различных отделов головного мозга (изолированно и в качестве ЕДИНОГО МОЗГА) обеспечивает правомерность подобного вывода, особенно в тех случаях, когда речь идет об образовании отрицательного эмоционального заряда, который закрепляет дислексию. Поэтому, прежде всего мы хотим провести анализ основных функций головного мозга.

Доминирующее полушарие головного мозга

Как правило, Доминирующим полушарием головного мозга является левое полушарие. Необходимо, однако, подчеркнуть, что так бывает не всегда. Учитывая сказанное, мы используем термин «Доминирующее» вместо «Левое». (В девяти случаях из десяти Доминирующее полушарие противоположно руке, которой вы пишете). Оно характеризуется двумя уникальными способностями; речевая (языковая) функция и Общая зона интеграции (центр Системы Убеждений о себе). Передний отдел Доминирующего полушария преимущественно связан с осознанием событий, происходящих в настоящем времени, в то время как задний мозг хранит воспоминания, которые обычно вызывают физические (эмоциональные) реакции, основанные на прошлом опыте.

Добавить комментарий